Боровиков и Тамаров пластическая хирургия

Текст 18.12.2009

1. Позвольте представиться. Я пластический хирург.
С ответа на этот вопрос мы и начнем. Вам кажется, что собравшиеся знают ответ. Но спросите самого авторитетного хирургического академика – В.С.Савельева, и он уверенно скажет, что такой специальности нет и быть не может. Волею судьбы я 10 лет вращался в ортопедо-травматологической элите. На мои робкие попытки внести эту струю, элита дружно восставала, а Сергей Миронов за дружеским бокалом говаривал: « Да брось ты, мы кожу вовсю пересаживали, когда о вас еще ни слуху ни духу не было».

2. А что говорит публика? Во всем мире наш имидж примерно одинаковый. Стилист, декоратор… и т.д.
Картинка иллюстрирует этот имидж исчерпывающе. Что делать, действительно, любим мы это дело.
Да и мы сами годами подыгрывали публике, эксплуатировали всеобщее отождествление пластики с косметикой.
Взгляните на этот сертификат. Он выдан ведущим учреждением по пластической хирургии, и выдан он для практики, отраженной на левой картинке.
Так что же я за бессовестный человек, что называю себя пластическим хирургом?

3. Ответ начнем с цитат из Б. Кинни, 2006
Вспомним выступление Н.Е. Скептик скажет, что за эклектика. Намешаны и хирургия, и клеточные дела, и нанотехнологии. В том то и дело, что это не мешанина, а точное отражение сути специальности. Трудно? Неохватно? Да. Но назвался кафедрой ПХ – полезай в кузов. А в кузове этом изволь дружить со всеми перечисленными гомункулюсами – они все играют на сцене нашей специальности.
В этом же отличие ПХ от любой иной хирургической дисциплины, не мыслящей себя иначе, как в рамках стандартов. Многие из нас сегодня законопослушно пишут для себя охранные грамоты – те самые стандарты. Глупость. Невозможно налить вино новое в мехи ветхие – рванет. Потому-то я и на кафедре Н.Е. Кафедра, по определению, открыта инновациям.

4. Это опасные игры для мужчин. В этом заявлении и далее проступают личностные мотивы, почему я – пластический хирург.

5. Лазеромания прошлого десятилетия – прекрасный пример того, что новое требует вложения всех ресурсов, тогда как отдачи может и не быть. Пластический хирург увлекается, набивает шишки и идет искать дальше. Тут еще один отсыл к личностным характеристикам того, кто выбирает этот непрерывный поиск.

6. Мне повезло. 30 лет назад я попал в струю, которую точно учуяли проф. Крылов, а вслед за ним и акад. Петровский. Могли они проиграть? Конечно. Но не проиграли. Микрохирургия остается и по сей день образчиком победной инновационности ПХ, визитной карточкой этой специальности, доказательством ее права быть впереди всех.

7. Даже американцы, наши учителя, приглашали нас на трибуны и аплодировали советской микрохирургии. Справа внизу – отец-основатель микрохирургической реконструкции – Гарри Банке, а ваш покорный слуга самоуверенно повествует о величии наших достижений. Кажется, юнец вот-вот ткнет Гарри пальцем и скажет: «А ты кто такой».

8. Вот картина микрохирургической операционной 80-х. На слайде 14 человек. Они излучают напор и натиск. Они победят ценою многочасового напряжения.
Со временем стало ясно, что такие масштабные эксперименты (ох, как далеко не всегда успешные эксперименты, которые мы производили на человеческом теле) – это лишь эпизод и частность. Как бы ни сильна была ностальгия, связанная с этой картинкой…

9. Но и противоположная ей ситуация заслуживает не меньшего, если не большего места в галерее образов современной ПХ. Выделенное мною место в цитате говорит о таком базовом принципе ПХ как атравматичность и максимальная комфортность для пациента.

11. В цитате говорится о том, что речи о любви к пациенту слышны лишь на церемониях выпуска врачей, и произносят их те, кто к реальным пациентам не имеет отношения. Эти слова принадлежат известному всем сидящим здесь хирургам Роберту Голдвину. Этот маленький старичок – золотое перо нашей специальности.

12. Потому Роберт Голдвин и был много лет главным редактором нашего главного журнала, что ему удавалось наилучшим образом выразить протест американских пластических хирургов против волны обезличивания медицины. Цитата говорит, что болезни можно лечить массово, но человека – только индивидуально. Реорганизаторы здравоохранения движимы идеями слева, пластические хирурги исповедуют идеи справа, в том числе и в политическом смысле. Их лидер, пожалуй, будет повесомее, нежели дамочка слева

13. Это может показаться далеким отступлением от темы. Отнюдь, гиппократизм, на мой взгляд, самая важная черта ПХ, наиболее зримо отличающая ее от иных дисциплин. Если этот жрец вернется в медицину в 21 веке на волне постепенного осознания приоритетности отдельной личности, то пл.хирурги первыми получат его покровительство.

14. ПХ, говоря о себе, любят термины «креативный» и «призванный решать проблемы». Когда-то я думал, что имеется в виду недоступная прочим широта мануальных навыков и трюков. Сегодня я понимаю, что авгуры говорят в первую очередь о жреческом гиппократизме в противовес обезличенному демократизму нынешней медицины. Посмотрим на примерах, чем отличаются решения ПХ от представителей традиционных дисциплин.

15. Четверть века назад мы были так горды этой победой, что послали статью в журнал к тому самому Роберту Голдвину, который ее с благосклонностью принял. Лечение беспалости для нас однозначно означало пересадку пальцев со стопы, и чем больше, тем лучше. Но приглядитесь: на левой кисти ключ удерживают не пересаженные пальцы, а сохранившиеся культи, на правой – в захвате ключика участвует лишь один из двух пересаженных пальцев. То есть 3 из 4 пересаженных пальцев лишние. Это и есть подход традиционного ортопеда-травматолога: потерял пальцы – давай я их восстановлю, а остальное – не мое дело.

16. А вот здесь решение принимает уже не травматолог, а пластический хирург. Поэтому решение основано не на диагнозе, а на личных приоритетах молодой женщины. И решение это – вообще не оперировать, а надеть косметическую перчатку. Кстати и базовые функции протез, управляемый культей пальца, восстанавливает неплохо.

17. Если уже ПХ берется за масштабную, травматичную реконструкцию, то лишь тогда, когда интеллект и воля пациента нацелены на максимум, в том числе и косметический. Вы даже не сразу поймете, что этот большой палец пересажен со стопы.

18. Специальные функции могут требовать абсолютно неанатомического подхода, даже, осмелюсь сказать, не лечебного подхода, а исключительно личного. Этот мощный сконструированный ПХ выступ никак не назовешь пальцем, да и косметическим протезом тоже.
Здесь человеку с культями обоих бедер критически важна надежная опора на рукоятку трости. Массивным костно-кожным паховым лоскутом выполнена пластика не пальцев, а ладонного противоупора, и инвалид успешно освоил протезы бедер. Это восстановительная хирургия, но не анатомии, а специальной функции, наиболее актуальной для конкретного пациента.

19. Лечебник к этому откушенному собакой носу подойдет, как к лечению раны: мази, очистка, возможно пересадка кожи. Но ПХ видит эти заплаканные глаза и руководствуется не лечением раны, а воссозданием облика. Впрочем, у врача-лечебника и методов-то для этого нет.

20. Женщина с утраченной МЖ просит ее вернуть. ПХ восстанавливает ее, но это подмена. Никакой МЖ – мы пересаживаем кожный мешок, набитый жиром или резиновый баллон, заполненный силиконом. Ни намека на излечение от какого бы то ни было заболевания. Ни намека на воссоздание утраченного органа в его природной полноте. Обман? Вернемся к одному из постановочных слайдов.

21. Косметолог? – хотелось бы поучиться. Стилист? Тоже чувствую недостаток обрпазования… Аутсайдер? Да, конечно, все эти годы. Фигляр? Пожалуй, в смысле подмены неисполнимых желаний исполнимыми. «Не настоящий врач»? – в том то и дело. Не лечебник, как написано в дипломе, а ПХ. Насчет наличных. Я работаю с открытым забралом, объявляя цену заранее. Мои коллеги – лечебники получают гораздо больше, не платя налоги и халявно эксплуатируя бюджетные ресурсы.

22. Вопрос, почему я на этой трибуне и на этой кафедре. На иерархической схеме кафедра – низшее звено. Но стрелки означают, что в нем кумулируются все вышележащие ипостаси специальности. А специальность ПХ – это моя жизнь. И я хочу принимать в ней участие.

23. Вопрос смешной для цивилизованного мира, конечно, профессионалы. Только они знают, что и как нужно делать. Ведь три предыдущих инстанции получают зарплату за выполнение инструкций, т.е. за поддержание status quo.. А неправительственные организации, в т.ч. профессиональные объединения, для того и создаются, чтобы проталкивать то, чего нет, но сильно требуется стране. Для того, как я думал, и мы объединились в общество. Увы, я ошибался. За 15 лет с момента организации Общество не сделало ни шагу. А вопрос-то созрел и даже перезрел. Академики, как я упоминал в начале, держали оборону. Университеты сделали робкие попытки, но сомнительной легитимности. Осталась власть – она и решила вопрос.

24. Вот таким образом. Без никакого участия с нашей стороны мы оказались включены в долгожданную табличку. Даже оставляя в стороне Запад с его пресловутым гражданским обществом, даже и в нашей стране, в самых жестких условиях 1932 года, специальность «ортопедия и травматология» была рождена на Всесоюзном съезде хирургов, т.е. профессионалами. Кем же стали мы, профессионалы, через 75 лет?

25. Сегодня мы преисполнены сарказма по отношению к каждому пункту данного документа, но законопослушно выполняем директивы и за 2 недели пишем всевозможные образовательные программы, которые не удосужились написать за предшествующие 15 лет существования Общества, казалось бы с этой только целью и созданного.

26. Критика профессионалов, конечно же, не беспочвенна. Нам ведь, действительно виднее, что ответов на эти вопросы сегодня никто дать не может. Только где наше сообщество было все эти годы? Ведь каждый из этих тяжелых вопросов должен был бы стать заботой общества профессионалов еще 15 лет назад.

27. Я ощущаю долг. Вот почему я, пластический хирург – на этой кафедре. Больше места не нашлось. Спасибо за внимание.