меню
MENUMENU
Боровиков и Тамаров
пластическая хирургия
+7-495-231-60-33
Москва, ул. Садовническая, 11с2
ежедневно с 8:30 до 20:00
Заказать звонок

Скупой рыцарь

А.Боровиков. Скупой рыцарь ©. Пластическая хирургия и косметология. Презентационный номер. 2009. стр. 129-130.

Лет 20 назад на одном из заграничных симпозиумов я подошел к микрохирургическому светилу Robert Pho, и, стараясь польстить, сказал: «Мы все учились на ксерокопиях вашей книги». Он хмуро осадил меня: «Книги надо покупать, а не копировать. Вы пренебрегаете моими авторскими правами». Мой конфуз был такой силы, что долго не изглаживался из памяти. Но вины я не чувствовал, только недоумение. «Как ты, элитный профессор, можешь пенять нищему энтузиасту из далекой голодной страны, последователю твоих же идей!?» Возможно, дело в том, что Роберт не был американцем? В 1989 году на съезде пластических хирургов США я в докладе о развитии микрохирургии в СССР в качестве красивой фигуры речи рассказал, как мы буквально срисовывали свои операции с ксерокопий из ихнего «белого журнала» (Plastic and Reconstructive Surgery). Никто и не вспомнил о копирайте. Американцы аплодировали, расспрашивали, предлагали помощь. Главный редактор этого журнала Robert Goldwyn подарил нам подписку. Я с благодарностью напомнил ему это во время нашей с Кириллом Пшенисновым беседы с ним в Берлине в июне 2007 года. Роберт Голдвин живо откликнулся: «А как же иначе, ведь это наш долг» и начал увлеченно развивать тему. Этот великий старик, уже отошедший от дел, предрекал революцию в сфере обмена профессиональной информацией и скорый конец копирайта. Любой издатель – это предприниматель, а любой журнал – это бизнес-проект, и прибыль – неотъемлемая его часть. Но глупо думать, что где-то в России или в Африке люди будут покупать годовую подписку за 700 долларов, если они могут добыть материалы в обход. Ставить денежные барьеры на пути распространения профессионального знания не только бессмысленно, но и аморально, говорил Голдвин, тем более, что интернет эти барьеры игнорирует. Сегодня и авторы бестселлеров, и даже алчная попса выкладывают свой товар в общедоступную сеть, предлагая платить лишь тем, кто хочет.

Образовательные усилия должны быть оплачены? Безусловно. Но напрямую, деньгами пусть платит тот, кто хочет комфорта. Таких учеников достаточно, и они вполне, как показывает практика, окупают все образовательные мероприятия. Тот, у кого денег нет, тоже платит, но своим «потом и кровью». Не хочу и не буду корить себя за то, что 15 лет назад ксерокопировал все подряд, а потом раскрашивал слепые копии цветными карандашами для наглядности. Я жил тогда в Англии с семьей на 500 фунтов в месяц. Кстати, их мне платило Британское общество пластических хирургов. Но попробуйте-ка протянуть втроем на эти деньги (1000 долларов в нынешней Москве), снимая жилье, да еще покупать «книжки с картинками» по 200-300 долларов за штуку. Это только сейчас ворк-шопы где-нибудь в Мадриде или Чикаго незаметны для моего бюджета, и я даже ленюсь конспектировать, ведь домой придут журналы с их материалами.

Я говорю о том, что платил и тогда, и теперь, только по-разному. Память о тех временах не позволяет мне брать плату с молодого коллеги, которому я растолковываю, как избежать осложнений, или за то, что он копирует мою компьютерную библиотеку. Уважаемые мною американцы того же мнения. Как-то в пылу спора с Томом Биггсом я доказывал свою правоту, тыча в экран своего ноутбука. «Постой-ка, – проговорил он, – это ведь мои картинки, где ты их взял?» «Как где? Да украл фотоаппаратом с экрана на вашей прошлой лекции». Том расхохотался. Также дружелюбно отреагировал в той же ситуации Дэннис Хаммонд. Он был даже польщен и, забыв про диспут со мной, принялся увлеченно фотографировать мой ноутбук с его слайдами на экране.
Меня ранит поведение коллег, блокирующих доступ к своим библиотекам и взимающих плату за обучение с голодной молодежи. На последнем (декабрь 2008) съезде РОПРЭХ некогда близкий друг, ныне президент Общества, Николай Миланов произнес: «Обучение – это бизнес. Цены выставляет рынок». Но ведь то же самое Общество полугодом ранее приняло «этический кодекс», декларирующий примат этики над коммерцией в целях становления и защиты нашей профессии. Еще один мой друг пишет: «… если бы каждый из нас делал по отношению к другим то, что он хочет от этих других для себя, не нужно было бы никакого этического кодекса»[1]. «Хочется призвать коллег: давайте, будем… человечными друг с другом, и вместе создавать свое глубоко личное, красивое и свободное профессиональное, духовное и историческое будущее» [2]. Я публично спрашиваю его: «Какие именно расходы покрываются тысячами долларов, которые вы берете с ваших учеников?» Он отвечает: «Не знаю, это дело бухгалтерии». На помощь приходит президент Н.Миланов: «Одноразовые бахилы и маски стоят денег». Оцените спасительный юмор президента!

Я знаю единственного коллегу, который встает к столу рядом с пришедшим в его клинику и не отходит до тех пор, пока не «поставит на крыло» начинающего хирурга. Затем он еще и делится с ним потоками пациентов собственной клиники. Скажите, а разве так не должно быть повсеместно? Покуда передача знаний так не выглядит, чего стоят наши рассуждения о будущем профессии?

В.Высоцкий: «Добро и зло в стране чудес, как и везде, случаются. Но только здесь они живут на разных берегах». В нас они перемешаны, простите. Идущие за нами, простите нам алчность и неумение отделить сиюминутную выгоду от стратегической перспективы.
Надеюсь, твое время на исходе, скупой рыцарь ©, «Копирайт», неуступчивый торговец информацией. Right в переводе — это не только право, но и справедливость, которая тебя приговорила устами Пушкина.

Список литературы.

1. Пшениснов КП. Ведущие пластические хирурги за свою специальность. Эстетическая медицина 2008;7(2):249–252.

2. Пшениснов КП. Национальные и международные параллели в будущем пластической хирургии. Эстетическая медицина 2007;6(3):375–382.