Записаться на консультацию
меню
MENUMENU
Боровиков и Тамаров пластическая хирургия

Взгляд члена российской секции ISAPS

А.Боровиков

Прочитав статью, я не понял ничего. Чащоба канцеляризмов, в которой я вычитал лишь готовность авторов (обоих я отношу к наиболее уважаемым коллегам и своим друзьям) подправить кое-какие мало значимые мелочи и, вперед, в распахнувшиеся вдруг двери специальности «Пластическая хирургия». Господи, неужели все готово – и педагоги, и программы, и стандарты…
Я не могу согласиться, что можно полагаться на поименованные циркуляры, потому и взялся за перо.
Главное противоречие: мы говорим о пластической хирургии (ПХ), а практикуем почти исключительно хирургию эстетическую (далее – ЭПХ). «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Нас, членов ISAPS (Международное Общество Эстетических Пластических Хирургов), объединил девиз – совершенство в ЭПХ. Знающие меня подтвердят мою родовую принадлежность к хирургии реконструктивной и любовь к ней. Но когда Кирилл Пшениснов предложил на одном из Форумов «Искусство пластической хирургии» дискуссию о будущем ПХ в России, я выступил с презентацией «Будущее нашей пластической хирургии – это хирургия эстетическая». Этот тезис прозвучал как провокация, но я не вижу контраргументов тому, что он верен (и не в будущем, а в настоящем) де факто. Все возражения в сфере де юре, и в ней же взрывные противоречия. Онкохирургу, практикующему реконструкции молочной железы, абсолютно незачем менять специальность в пользу ПХ, а свою территорию, своих пациентов пластическому хирургу он не уступит никогда. Травматолог не уступит кисть, уролог – гипоспадию или фаллопластику и т.д. и т.п. Хотим мы того или нет, но пластическому хирургу остается исключительно ЭПХ. Расширение образовательного минимума до западных стандартов ПХ взрывоопасно конфликтом притязаний на профессиональные территории, оно потребовало бы бессмысленных затрат времени и денег от соискателей на право практиковать ЭПХ, оно, на мой взгляд, нереализуемо в принципе.
Приказ о назначении ПХ специальностью мы все встречаем долгими и продолжительными. Однако виртуозная формулировка национального секретаря ISAPS Ирины Хрусталевой: «Процесс запущен, о результатах мы узнаем позже» отображает и озабоченность. Кем запущен? О каких результатах мы узнаем? Мне представляется, что процесс этот чисто бюрократический, и ожидаемые результаты — регламенты просто не могут не повторять тех, которые уже имеются в наличии (чиновники не умеют работать иначе). Рамки этих регламентов стесняют развитие даже традиционных специальностей, а уж только народившееся «тело» ЭПХ в эти рамки не влезет вообще никак. Чиновник выдаст «Положение об отделении ПХ», «должностные инструкции пластического хирурга», обложит нас «методическими рекомендациями» и т.д. Мы к бюрократическому «процессу» отношения не имели и не будем иметь. По министерствам нам ходить некогда, да и не шибко нас там ждут. Что же, стоять в стороне, сложа руки? Уверен, что ни намека на стремление к высоким стандартам ЭПХ в ожидаемых регламентирующих документах мы не отыщем. Это дело было и остается нашим. «Не наливают вино новое в мехи ветхие». Приказ – хороший толчок, чтобы осознать, что не чиновник, а только мы можем и должны насытить новорожденную специальность ПХ стандартами качества ЭПХ (эстетикой в нашей реальности ПХ и будет исчерпываться), и не через методички, а через полнокровные образовательные программы.

Профессиональный и образовательный стандарт или программа, по сути, одно, и, подчеркну, просто не могут не быть всеобщими. Мы же доселе планку мастерства выставляем каждый для себя сам. Стремимся, конечно, повыше – на то мы и члены ISAPS, но об общности и речи нет. Что касается стандартизации нашей образованности, то она исчерпывается справками о прохождении «циклов» или «сертификатами» (без кавычек и не напишешь) о посещении семинаров. И то и другое покупается, продавец заинтересован в сбыте информационного товара, а что дальше с этим товаром делается – личное дело каждого. Об общем, обязательном для всех, уровне подготовки нет и речи. Экзамены смешны: нет ни одного курсанта, оплатившего цикл, который не получил бы справку. Неужели кто-то верит, что Приказ о специальности способен изменить торгашескую суть нынешнего «образования»?

Полагаю, довольно нам зевать на спорадических симпозиумах или спорадически продавать наши знания спорадическим слушателям. Я говорю о том, чтобы мы, адепты ЭПХ, вменили себе постоянную триединую функцию: создание и шлифовка профессиональных стандартов – образовательных стандартов – образовательных программ. Я обращаюсь с этим к добровольно влившимся в движение к высоким стандартам (ISAPS), и взявшим, тем самым, на себя вышеозначенные обязательства.

Прецеденты таких начинаний есть. Много хороших отзывов можно услышать от курсантов К. Пшениснова или С. Васильева. Но как быть с общностью, единством стандартов? Их показала бы единая для всех, независимая экзаменовка. Доселе она была не нужна ни преподавателям, ни, тем более, ученикам. Без независимой экзаменовки частная образовательная программа существовать может, но всеобщий стандарт – нет.

Другой пример – запоминающиеся мероприятия К. Пшениснова в Ярославле в 2003 и 2005 годах. Как жаль, что с точки зрения системы подготовки они, как всполохи в ночном небе, не оставили следа. А ведь Кирилл Пшениснов горит идеями профессиональной подготовки и выступал с предложениями, еще 15 лет назад. Тогда мы с ним были уверены, что ОПРЭХ станет полигоном обкатки системы подготовки и сертификации специалистов ПХ. Увы, господствовал скепсис в отношении любых начинаний снизу. Только подумайте, сколько проблем не существовало бы сегодня, когда Министерство, опередив нас, «вышло с предложениями» на пустое место, если бы это место было уже заполнено плодами «обкатки», увы, так и не состоявшейся. Сколько потерянных лет! Что ж, начнем сегодня. Сегодня для секции ISAPS это уже не просто «деловая игра», как мыслилось в эпоху «до Приказа», а вызов, необходимость «гибкого реагирования».

Еще один пример — прекрасные симпозиумы С. Нудельмана. Но как быть с преемственностью? Учителя блестящие, но «случайные». Профессиональные стандарты высочайшие, а вот образовательных программ никаких, соответственно и образовательные стандарты ни при чем. Думаю, прародитель нашей секции ISAPS переживает этот разрыв, и обращаюсь к нему с предложением его устранить. Каким образом? Вот схема. Ты заплатил регистрационный взнос? Неплохо (хотя я уверен, можно и должно преподавать бесплатно). Но если хочешь «очки» к сертификату, будь готов к тому, что дайджест того, что ты, позевывая, слушал, будет входить в экзаменационные вопросы как часть образовательного стандарта национальной секции ISAPS. А судьи кто? Экзаменационная коллегия национальной секции ISAPS. А кто признает этот сертификат? Чиновник не признает, а для члена ISAPS такой сертификат – документальное подтверждение его стремления к высоким стандартам в ЭПХ. Мы позаботимся о весомости такого подтверждения в глазах сообщества ПХ и широкой публики. Для тех, кто не член ISAPS – это стимул вступить и, что важнее, признание его должного уровня коллегами, целиком посвятившими себя ЭПХ. Мы обсуждаем и возможный международный бонус такого признания с лидерами ISAPS и уверены в принятии этой идеи, поскольку она беспрецедентна в истории ISAPS.

Мы все – члены различных профессиональных объединений. Но только ISAPS открыто декларирует свою сферу исключительно ЭПХ. Мы не претендуем ни на чью территорию, не объявляем свой суверенитет на территории ЭПХ, но заявляем то, на что не способны другие сообщества, для которых такая декларация не вписывается в их суть или представляется политически некорректной. Все, изложенное выше — путь поддержания и упрочения престижа национальной секции ISAPS, во-первых, во-вторых, — наш долг соответствовать идеалам, под которыми мы подписались, вступая в ISAPS, в-третьих — реакция, адекватная моменту (эпоха «после Приказа»), дабы не уронить знамя нашей жизни – ЭПХ, которое — под угрозой. Мы не организация, мы существуем в «клубном формате», устав ISAPS не позволяет национальной секции облачиться в униформу профессиональной организации. Но тот же устав дает нам столь жесткий этический кодекс, что ему позавидуют все зарегистрированные объединения. Попробуем пустить его в дело в качестве рейтингового инструмента, вплоть до исключения из секции (неслыханное дело для собирателей членских взносов). Важно, однако, ни в чем не противопоставлять себя другим профессиональным объединениям. Во-первых, «эпоха после Приказа» должна быть эпохой консолидации, а не раздрая. Чиновничий регламент способен опустить ЭПХ ниже плинтуса. Во-вторых, у нас нет сущностных врагов, ведь мы в первых рядах за ПХ, мы всего лишь активисты ЭПХ. Подстилаясь под чиновника, мы ничего не добились, только упустили время. Когда же мы сами возьмемся за наши дела? Не время ли объединить усилия?

Время пришло – обращаюсь я к членам российской секции ISAPS и ко всем коллегам по профессии ЭПХ. Что делать? Вот мой ответ на этот вечный вопрос. Не уклоняться от участия в формировании образовательных стандартов по ЭПХ, образовательных программ, профессиональных стандартов ЭПХ. Оперативно откликаться и выдвигать собственные предложения. Считать обязательным личное участие в слетах секции. Дать собственные предложения по образовательным программам ЭПХ, по аккредитации других симпозиумов (считаем ли мы их способными «приносить очки» в сертификационный минимум). Выдвинуть кандидатуры в экзаменационную и аккредитационную коллегию национальной секции ISAPS. Всем без исключения пройти персональную экзаменовку. Агитировать коллег принять очерченный жесткий, но демократичный, антикоррупционный путь развития ЭПХ.

Встреча 30 октября 2009 года (см. анонс в этом номере и на сайте www.russiansam.ru) явится первой из серии регулярных. Результаты каждой встречи будут являться дидактическими продуктами. Британское общество ПХ проводит 3 национальных встречи каждый год в течение 6 лет, последовательно освещая «образовательный минимум». Затем программа образования меняется и следующие 6 лет идет в том же формате, но с новой начинкой. Для нас 2-3 слета в год кажутся недостижимыми, однако, это предельный минимум. Недостаток личного общения мы компенсируем работой через журнал «Пластическая хирургия и косметология», а также через интернет-форум (www.ruisaps.ru). Повестка всех встреч, помимо заявленных хирургических вопросов, будет включать достижение консенсуса по русскому лексикону ЭПХ и образовательному минимуму. Ирина Хрусталева предлагала даже на деньги секции (которых нет, надо собирать дополнительно к 300$ взносов) делать переводы эпохальных монографий с редактурой терминологии по согласованию с российской секцией ISAPS. Вопрос сложный, но чрезвычайно насущный. Александр Шумило предложил мне как-то перевод arcus marginalis – крайняя плоть. Смеетесь? А ваша версия? Сергей Швырев обиделся на меня за критику его статьи о коррекции слезной борозды, где я пенял ему о непонимании этого термина. А кто из нас его понимает правильно? Согласованное, конструктивное решение этих проблем и представляется мне началом создания стандартов ЭПХ. Уверен, что и для вас, коллеги, и для публики, ЭПХ (эстетическая хирургия) — это полный смысловой, сущностный эквивалент ПХ (пластической хирургии), в нашем, российском, контексте. До встречи в Питере 30 октября 2009 года. Участие бесплатно для всех. Это принципиально важно. Мы не коммерсанты от образования. Свое мы зарабатываем у операционного стола. Мы – за специальность ЭПХ, как мы понимаем среду нашего обитания. А вы представляете себе ПХ иначе?

1. Результатом обсуждения я вижу согласованную (и зафиксированную) позицию, подобную той, на которой сегодня стоят американцы. Они десятилетиями стеснялись косметики, пока лидеры ни сделали глубокий вдох и ни провозгласили ASAPS. Многие из нас были в Нью Йорке в апреле 2007 и помнят, с какой помпой был отмечен 40-летний юбилей ASAPS. А ведь поначалу ASPRS приняло «косметологов» в штыки. Но вскоре великий Хиндерер учинил первый конгресс ISAPS (Рио де Жанейро, 1972), тем самым возведя ЭПХ в достоинство законной дочери всемирной ПХ. В 1997 г. уже само ASPRS изъяло буковку R (reconstructive) из своего названия, декларируя тем самым отсутствие каких бы то ни было противопоставлений с ЭПХ. Сегодня ASPS и ASАPS не разлей вода не только идеологически (совместные начинания, комитеты), но и бюрократически (в Штатах жестко конкурируют 200 программ подготовки по ПХ, и те, у кого мало эстетики, лишаются аккредитации).
2. Мне нравится мафиозный привкус слова «семейство». Мой самый жесткий оппонент понимает меня, помнит этот привкус и ценит его. Обращаюсь к нему: подстилаясь под чиновника, мы ничего не добились, только упустили время. Неужто и вновь , как во все повторяющемся сне, мы будем униженно названивать власть предержащим «Как там наши дела?». Когда же мы сами за них возьмемся?
3. Выдвинуть кандидатуры в экзаменационную коллегию национальной секции ISAPS, в коллегию по аккредитации образовательных усилий: а) традиционные симпозиумы; б) конкурс программ действующих сегодня циклов. Всем без исключения пройти конкурс и персональную экзаменовку. Агитировать коллег принять очерченный жесткий, но демократичный, антикоррупционный путь развития ЭПХ